Cтарообрядческий митрополит Корнилий назвал причину засилия гомосексуализма

фoтo: kremlin.ru

«Бoг дaл нaм прaвилa: нaписaнo, чтo Гoспoдь сoздaл всex с бoрoдoй. A кaтoличeский Зaпaд сoвeршeннo oтпaл oт этoгo пoнятия. A вeдь этo oднoзнaчнo: нa икoнax мы нe мoжeт прeдстaвить сeбe Xристa или кaкoгo-либo святoгo бeз бoрoды,» – oтмeтил Кoрнилий. Дaлee митрополит подчеркнул, что «человек не должен противиться своему создателю». А нарушение такого правила, по мнению старообрядческого иерарха, привело к появлению отклонений в интимной жизни некоторых мужчин: «Мужеложство от этого и пошло: меняется мужская одежда, прически…»

Следует отметить, что у самого владыки Корнилия по части растительности на лице все в порядке: у него «классическая» длинная борода. Да и паства не отстает от своего предстоятеля, – тщательно соблюдая древние традиции, все мужчины-старообрядцы обязательно носят бороды. (Немалое количество их предков во времена царя-реформатора Петра Великого попало под репрессии и даже с жизнью рассталось за отказ сбрить бороду.)

Для стороннего наблюдателя несколько странным выглядит сегодняшнее заявление митрополита Корнилия на фоне его недавней встречи (первой за 350 лет!) с руководителем страны. Неужели общение с гладко выбритыми «светскими людьми», приехавшими в Рогожский старообрядческий центр, – свитой «первого лица», подвигло владыку на такое выступление?!? Но нет, определенно – это просто совпадение.

Между тем, даже в древние века, еще задолго до петровских реформ, когда проблем брадобрития в стране вроде бы вообще не возникало, с гомосексуальными контактами в рядах сильной половины населения было отнюдь не все благополучно. – В том плане, что такие контакты случались.

Небольшой исторический экскурс в эту пикантную тему нам дал сексопатолог Петр Сергеев.

– У наших далеких предков все вообще отклонения от стандартного (и весьма примитивного по нынешним временам) набора любовных «процедур» подпадали под одну общую категорию: «содомский грех», «содомия». Впрочем, такое понятие, как мужеложство, тогда существовало и имело вполне конкретные признаки «действий». Хотя тут следует признать, что по сравнению с Западной Европой в средневековой России церковные власти относились к данному плотскому греху даже более терпимо. Церковное покаяние за него обычно не превышало наказаний, назначаемых за вольности, допущенные в любви смешанной, гетеросексуальной парой.

Из древнерусских летописей и даже некоторых житийных описаний можно почерпнуть сведения о мужчинах-гомосексуалистах даже во времена Киевской Руси. Вот лишь один из таких примеров, относящийся к XII веку: сын князя Андрея Боголюбского Георгий женился на грузинской царице Тамаре и отправился было царствовать на Кавказ, однако вскоре этот брак распался. Георгий Андреевич был изгнан своей супругой и вернулся обратно во Владимирское княжество. Причиной тому летописцы указывают неподобающее поведение князя: он изменял Тамаре, причем изменял с мужчинами из ее же окружения при дворе.

О широко распространенном в Московии мужеложстве упоминали в своих записках многие путешественники, посещавшие наши края 300 и даже 600 лет назад – в том числе известные из курса школьной истории Олеарий, Герберштейн…

Есть все основания подозревать, что подобным образом развлекался порой и сам Иван Грозный. Современники не раз упоминали, например, о присутствии в ближней свите царя юноши Федора Басманова, которого Иван Васильевич явно «приветил» и который, бывало, даже публично развлекал грозного владыку плясками, переодевшись в женское платье. А не так давно в одной из коллекций художественных произведений было обнаружено новое, хотя и косвенное подтверждение грешной страсти царя Ивана IV.

Эта небольшая – всего 14 см высотой – старинная мраморная статуэтка без всяких сомнений изображает Ивана Грозного: узнаваемый внешний облик и даже имеется полустертая надпись внизу «IVAN». Необычно однако то, что в руках у всемогущего русского государя не посох, не скипетр, а женская муфта! Если покопаться в литературе, посвященной истории моды, то выясняется, что данный предмет в руках мужчины того времени явно говорил о его гомосексуальных наклонностях.

Продолжая тему бородатости российской, нельзя не вспомнить о том, что сей мужской атрибут на протяжении нескольких веков был в России объектом серьезного религиозного и государственного значения.

Например, во времена правления Великого князя московского Василия III митрополит Даниил, известный строгостью своих взглядов, неоднократно высказывал осуждение в адрес молодых сынов боярских, которые «женам позавидев, мужское свое лице на женское претворяеши». А во времена возникновения церковного раскола в середине XVII века (когда, собственно, и появилось старообрядчество) известный протопоп Аввакум, даже под страхом навлечь на себя «высочайший» гнев, отказался благословить сына воеводы Василия Шереметева, поскольку этот юноша имел привычку брить бороду.

В более поздние времена наличие или отсутствие бороды регламентировалось установленными законами. Например, во времена Николая I все армейские офицеры обязаны были брить бороду. А вот рядовым солдатам было разрешено иметь такое украшение на лице.

Борода неоднократно фигурировала в произведениях русских писателей, а знаменитый ученый и литератор Михаил Ломоносов даже сочинил в 1757 году «Гимн бороде», где повторялись такие строки:

Борода предорогая!

Жаль, что ты не крещена

И что тела часть срамная

Тем тебе предпочтена.

Комментарии запрещены.

Счетчик